О генетике древних жителей Сибири и многом другом

Несмотря на данное самому себе обещание регулярно обновлять этот блог, по независящим от меня причинам мне пришлось на время отойти в сторону и заняться другими более приоритетными делами на работе и в университете (где, как я надеюсь, мне предстоит защищать докторскую). К несчастью, время вынужденного бездействия пришлось на тот период, когда были опубликованы ряд интересных научных работ как в области популяционной генетики (ряд исследований по Y-хросомомным и митохондриальным группам, а также аутосомам значительного числа народностей), биоинформатики (метод фильтрации ложнопозитивных IBD (идентичных по происхождению) сегментов генома) и других областях. C другой стороны, наблюдается расширение технологических методов и способов генотипирования, предлагаемых коммерческими фирмами конечным пользователям, которых интересуют генетические аспекты своего происхождения и медицинские риски. Все это заслуживает самого пристального внимания, удилить которого у меня сейчас никак не получается.
В силу ограниченности времени и ресурсов, я решил сфокусировать свое внимание на новости касающейся лично меня, вернее, результатов моих исследований. Речь идет о публикации одного из новых геномных блоггеров (кодовое имя — genetiker) под названием K = 26 admixture analysis of Amerindians and Mestizos. В своей  пространной статье и спорных выводах автор приводит целую серию аргументов (от генетики до антропологии) в пользу одной из альтернативных версий, предпологающих европейское происхождение части америндов. Впрочем, важным мне представляется не аргументирование одной из возможных теорий происхождения индейцев и Y-гаплогруппы Q, а упоминание в этом контексте результатов моих исследований в проекте MDLP. Но перед тем как привести здесь цитату из статьи, следует вспомнить и о другом курьезном случае, связанном с обсуждением результатов исследования ДНК останков мальчика из доисторической стоянки палеолита в Мальте (Иркутская область) в блоге Германа Дзибеля. Г-н Дзибель в явной попытке показать свою вхожесть в круги наиболее посвященных популяционных генетиков, сообщил по секрету, что 1) Y-хромосома мальчика принадлежит к гаплогруппе R, а его митохондриальная группа — U; 2) аллельные компоненты генома мальчика условна разделяются на три составные части — западноевразийский, америндский и юго-центрально-азиатский. Как я отмечал ранее, в своем анонсе бета-версии своего этно-популяционного калькулятора MDLP World K27, расклад компонентов в генома древнего населения стоянки Мальта можно представить в виде следующих комбинаций современного населения:

[2,] “33.7% Brahui + 66.3% Udmurd” “21.9804″
[3,] “34.5% Makrani + 65.5% Udmurd” “22.357″
[4,] “34.3% Balochi + 65.7% Udmurd” “22.413″
[5,] “33.3% Sindhi + 66.7% Udmurd” “24.1198″
[6,] “36.5% Burusho + 63.5% Udmurd” “24.211″
[7,] “39.7% Pashtun + 60.3% Udmurd” “24.3389″
[8,] “34.3% Pathan + 65.7% Udmurd” “24.716″
[9,] “32.2% Pakistani + 67.8% Udmurd” “24.753″
[10,] “41.4% Tadjik + 58.6% Udmurd” “24.852

«The MDLP World-22 analysis produced a Cro-Magnon Nordic component (“North-European-Mesolithic”) and an Aryan Nordic component (“North-East-European”). The only people today in which the Cro-Magnon component is modal are Lapps. They have 76.4% of the Cro-Magnon component and 15.5% of the Aryan component.

One of the distinctive characteristics of Cro-Magnon cranial morphology is the short face, as can be seen in the drawing of a Cro-Magnon skull below.The same distinctive short face can be seen in these photographs of Lapps .»

Перевод » В  произведенном в проекте MDLP анализе World-22 был выявлен характерный для кроманьонцев северный компонент (« компонент северо-европейского мезолита ») и арийскйй северный компонент (« северо-восточно-европейский компонент »). Единственная группа людей, которые сегодня наиболее близки к чистым кроманьонцам это саами-лопари. Они имеют 76,4% кроманьонского компонента и 15,5% арийского компонента.

Одной из отличительных характеристик  черепной морфологии  является короткое лицо, как это можно видеть в традиционных изображениях кроманьонских черепов. Tот же самый отличительный признак — короткие лицо — можно часто увидеть и на фотографиях лопарей ».