О клесовщине как индикаторе системного кризиса в российской науке

В середине ноября в РАН состоялась конференция по вопросам этногенеза и истории карачаево-балкарцев. Само по себе это  событие (ориентированное, кроме самих карачаево-балкарцев, на небольшой круг специалистов)  вряд ли бы привлекло внимание широкой общественности,  если бы не скандальный доклад Клесова, и последовавшее за этим фронтальное столкновение адептов Клесова и представителей академической науки. Именно благодаря этому инциденту имя Клесова стало фигурировать в главных ресурсах русскоязычной интернет-медиа.

В душе я надеялся что доклад Клесова окажется «академическим» Ватерлоо, так как на конференции выступали с докладами самые именитые российские генетики — Балановские, Боринская и Животовский. Уж, казалось бы, они должны были поставить шарлатана на место.
Но все пошло не так, и вместо Ватерлоо «окадемиг» отпраздновал очередной триумф Аустерлица.

Как бы то не было, Клесов представляет собой феномен. И как любой феномен он смог появиться только благодаря стечению ряда обстоятельств, или как любят говорить немецкие философы, благодаря велению «духа времени».

Еще в далеком 2009 году я призывал профильных специалистов-популяционных генетиков выступить с подробной разборкой злостных спекуляций Клесова в области генетики, в стиле знаменитого круглого стола «Анти-Фоменко» в конце прошлого века. Тогда, конечно же можно было купировать клесовщину в самом ее зародыше, так как имя Клесова было еще малоизвестно широкой общественности. В настоящее время нужно признать, что момент был упущен. За последние 2 года, судя по количеству интервью в прессе и видео выложенных в Ютуб, популярность «окадемига» пошла в гору. Особенно после того, как его показали в одном из эпизодов фильма Задорнова о Рюрике, и ряде других фильмов, показанных по российским каналам в прайм-тайм. Академическое осуждение Клесова ex cathedra на уровне комиссии по борьбе с лженаукой РФ придало бы сейчас ему статус мученика, что еще хуже. В итоге, академический истеблишмент РФ потерпел первое поражение. Признаюсь, что и я был неправ, когда говорил, что Клесов фигура уровня Фоменко и прочих «фриков от науки». На самом деле, теперь можно сказать, что Клесов уже принес больше академической науке, чем все остальные фрики вместе взятые. И это еще только цветочки. Очевидно, что Клесов фигура более симптоматичная и знаковая. Недаром в приведенной ниже цитате один из старожителей российской науки сравнивает его с Лысенко (с которым Клесов, кстати, был лично знаком). К сожалению, в современной российской генетике нет фигур уровня Вавилова, которые бы в борьбе с новым «Лысенко» были готовы претерпеть начальственный гнев и пойти на костер. Удобства академических тенюр дают о себе знать. Людям преклонного возраста недолго осталось до пенсии, а молодежь не хочет рисковать карьерным ростом.

Итак, о чем свидетельствует феномен Клесова? В первую очередь, о системной слабости российской науки в целом и генетики, в частности. Эта слабость объясняется целым рядом факторов совершенно разного характера (политические, экономические, идеологические и т.п.). Думаю, они хорошо известны. Я лишь вкратце пройдусь по самым важным. Долгое время академическая среда (как в гуманитарных, так и в естественных науках; в прикладных науках в меньшей степени) представляла собой некое подобие социального института, полностью изолированного от общества. Продукты этого института — научные работы, исследования, открытия, все то что называется «новым знанием» — предназначались для относительно узкого круга пользователей, представители которого посредством разных инструментов (peer-review, рецензирование, экспертные оценки, этические комитеты и т.д.) решали вопрос о том, что есть научное знание, а что — нет.
Естественно, как и везде, даже в этом узком кругу существовали свои карьерные интриги и трения «школ», в результате чего опеределение научности часто носило политический или идеологический характер.
Разумеется, общественность в этот процесс вовлечена не была — если в 90-ые года простым россиянам было просто не до науки, то в 00-ые этого интереса не было по причине отсутствия популяризаторов. К сожалению, так и не появилось талантливых популяризаторов науки, подобных советским популяризаторам науки (вроде Я.Перельмана с его «Занимательной физикой»).
Академическая среда, подпитываемая грантовой системой, продолжала существовать по инерции, а академическая деятельность часто носила формальный характер соблюдения некоторых этических стандартов, выполнения плана публикаций, и совместного поедания вкусных тортов на международных конференциях.

В силу этого инерционного существования, академическая генетика проглядела появление параллельного явления т.н. «коммерческой генетики», пробудившей значительный интерес в среде обычных людей, которые поняли что с помощью предлогаемых коммерческими компаниями тестов они могут изучать не просто некую абстрактную генетику абстрактной группы людей, а свой собственный геном на предмет собственного происхождения, генетических рисков и генетической совместимости. Хотя этот рынок услуг и не достиг еще глобальных масштабов, его рост стабилен даже в наше время, когда люди не склоны тратить деньги на праздные развлечения.

Короче говоря, академическая генетика не только не произвела талантливых популяризаторов, (в результате чего большинством обычных людей писания генетиков воспринимаются как «птичий», непонятный язык), но и упустила важный момент для выхода в массы. В итоге, по мере накопления массива данных полученных клиентами генетических компаний за собственные деньги, возник вопрос — а кто будет разжевывать эти данные в удобоваримый продукт для масс? Возник вакуум и первая предпосылка для появления феномена Клесова.

При моей взаимной неприязни к Клесову, ему нельзя отказать в ораторском мастерстве и умению производить впечетление умного сведующего человека.
Кроме того, в отличии от окостеневших академических генетиков, он умеет себя подать и что еще важнее — продать. Свое полное непонимание предмета генетики (его уровень познаний в генетике не выше уровня выпусника средней школы) он умело маскирует использованием умных слов и пышными титулами вроде «профессор Гарварда» (хотя того профессора в списках Гарварда никогда не было и нет). Популяризаторский талант Клесова (в отличии от «заумняков» академических попгенетиков) состоит в том, что говорит простым языком, бойко, громко и весело. Иногда может вставить красное матерное словцо. Вообщем, упрощает все до невозможности, украшает парочкой умных слов («логарифмический», «линейный», «кинетическая формула») и втюхивает пиплу свой продукт. Благодарный пипл хавает. В этом смысле Клесов напоминает не столько Клесова, сколько «логофета» Задорнова. Just for lulz.

Можно провести разбор полетов его методологических трюков, но я не вижу в этом особого смысла. Я внимательно изучал его «методологию ДНК-генеалогию» на протяжени нескольких лет и могу сказать, что она чуть больше чем полностью состоит из подтасовок, натяжек и присвоенных Клесовым формул. Например, та самая формула для вычисления «ближайшего общего предка гаплогруппы», которую Клесов выдает за собственное изобретение, попросту присвоенна им у Д.Адамова. Академическому ученному такое бы не простили, но Клесову нечего терять и поэтому на этические вопросы он попросту кладет. По этой причине, академические деятели, чьи руки связаны всевозможными этическими стандартами («informed consent», этика научного исследования и цитирования, этика академического общения и т.д.) оказались беспомощными в лобовом столкновении с Клесовым. Точно также, как оказывается беспомощным интеллигент в подворотне, где гопник отжимает у него мобилу и прочие рудименты хорошей жизни.

Но самое важное даже не это. Клесов быстро сообразил, что люди готовы платить деньги за получение продукта. Естественно, этот продукт — то есть некий нарратив на тему ДНК-генеалогии заказчика или целого народа — должен соответствовать ожиданиям заказчика. Например, требуется доказать что все коэны происходят от Аарона. ДНК-генеалогия Клесова дает ответ! Требуется показать, что все человечество (включая негров) зародилась 65 000 лет тому назад на русской равнине недалеко от города Зарайска. ДНК-генеалогия Клесова дает ответ! Требуется доказать, что такой-то народ является современников динозавров. ДНК-генеалогия Клесова дает ответ! Благодарный пипл хавает и платит в американских рублях. Кроме того, в последнее время Клесов держит нос по политическому ветру, о чем свидетельствуют его выступления по телевизору на тему того, что ДНК-генеалогия говорит о том что украинцы и русские — это оказывается один (!) народ. Видимо, кто-то на верху не только оплачивает, но и еще курирует его деятельность.

Когда-то в 2010 году ув. Дмитрий Беляев (крупнейший исследователь истории Мезоамерики с мировым именем), некоторое время ходивший на клесовский форум Родство.ру ради лулзов, охарактеризовал «научную» деятельность Клесова емким словом «гринго-сайенс». Так латиноамериканские историки называют писанину своих академических «коллег» из Штатов. Эта писанина представляет собой нарративные сочинения в стиле фэнтэзи с грубым перевиранием фактов (а то и с полным отсутствием фактологической базы), и полным отстутствием понимания вопроса, о котором они пишут (т.к. никто из них не был на местах археологических раскопок городов майя, ацтеков и пр.).
Зато эта литература неплохо покупается американскими домохозяйками.

А теперь сам текст Валерия:

«Увы, Шерлок Холмс оказался популярнее и любимее народом, чем сыщики Скотланд Ярда ((

Наши доклады примерно на 3/4 состояли из укусов в адрес Гаплофюрера, но мы не учли, что присутствующей северокавказской интеллигенции до лампочки наши внутринаучные склоки. Из всех докладывавших наилучшая аура была у Клесова, и именно он показал народу магические цифирки, в духе «Сатурн в третьем доме.. вам отрежут голову!» — ну или так «Линейный и логарифмический методы дали разный результат, поэтому карачаево-балкарцы не происходят от алана кости которого откопали на Дону».

И поделюсь наблюдениями X, которую обожаю.

— Честно говоря, я не понимаю секрет магизма этого человека. Он оперировал цифрами, из которых якобы должно что-то следовать, и люди сидящие в зале, внимали и верили ему! Я биолог, но совершенно не понимаю его доказательств, и уверена, что аудитория их тоже не понимала. «Гаплотипу 4000 лет, значит аланы не происходили от..» — а если найдут гаплотип 2000 лет, тогда что, будут происходить? И я не верю, что слушающие это понимают. Секрет в чем-то ином.

Знаете, я застала Лысенко. Я слушала его лекции на 5-ом курсе, в 1957. Он читал нам мичуринский дарвинизм. Время было уже другое, мы стучали ногами, хихикали. Заметьте, нормальную генетику еще не читали тогда, но монополии у Лысенко уже не было, поэтому можно было хихикать.

Так вот. Я хорошо помню все. Анатолий Клесов — это вылитый Трофим Денисович. Манера говорить с аудиторией, стиль упрощения фактов. Все от и до!

****

Ну, еще добавлю, что Клесову благоволил организатор конференции, при полном неучастии Тишкова, директора ИЭА. В итоге вместо прений круглый стол заончился пресс-конференцией Анатолия.»

Advertisements

О клесовщине как индикаторе системного кризиса в российской науке: 7 комментариев

  1. Господин Веренич, позвольте сообщить, что меня никто никуда не «выпускал», я сама определяю, что и где я говорю. Разумеется, я не знала, что академическую конференцию организатор превратит в цирк по всем направлениям — не только в генетике, но и в археологии и лингвистике. Конференция была академическая по форме, но не по содержанию. По содержанию это было типичное партсобрание, и не сразу это поняли участники, честно пытавшиеся действовать в рамках академических традиций.

    Никакие генералы от науки шарлатанства Клесова не признают.
    Никакая наука, в том числе и генетика, не имеет отношения к тому, что сейчас востребована логорея Задорнова и Клесова. Это мастерство эстрадного артиста + политическая ситуация в стране, никакой науки.
    Наука у нашего государства нынче не в моде. В отличие от фриков, которые выползают изо всех щелей и толпятся вокруг компании тюняевых и клесовых, собирающих, как наперсточники, деньги с населения своими цирковыми выступлениями. Объявления о сборе денег висят на сайте Задорнова, и собирать деньги с людей планирует и Клесов, о чем пишет на своих сайтах. Вы преувеличиваете значение Клесова — на роль Ницше он никак не тянет, мелковат.

    В своем выступлении я призывала коллег выступить против Клесовских измышлений, которые считаю опасными для нашего общества не только своей вненаучностью, а прежде всего искажением истории народов. Если бы он про плоскую землю вещал, это никого не заинтересовало бы. А он как цыганка гадает на чаяниях своих зрителей. Когда это касается кавказских народов, которые знают своих предков как минимум на 7-12 поколений, и через какое-то время обнаружат, что вместо реальной родословной господин гадатель подсунул им «куклу», то это особенно печально. Это все равно как детей обманывать. Ведь зрители действительно не понимают выкладок, не понимают, как г-н Клесов подсовывает крапленые карты, используя те самые приемы, которые Вы не хотите разбирать . Как переиначивает научную терминологию. Ведь зрители видят только наукообразность и слышат желаемый им «вывод».
    Им трудно придется, когда они поймут, что были обмануты.
    Интересно, как придется вследствтие этого Клесову…

    Академическая наука у нас еще жива, хотя нынче в падчерицах у государства. И никакой клесов для нее опасности не представляет. Он опасен для людей, которые не знают истории. Для телезрителей, для тех, кого он обманывает своими мнимыми титулами и апломбом, не имеющим за собой элементарных знаний ни в генетике, ни в лингвистике, ни в истории.

    У нас есть своя аудитория. И на телевидении, и среди студентов, учителей, врачей. И эта аудитория совершенно не пересекается с задорновской или клесовской.

    Кстати, прошу Вас сообщить, на каких основаниях Вы сделали вывод, что я несчастна. Я люблю свою работу и счастлива, что до сих пор могу ею заниматься. Мое счастье — именно в работе, а не в дешевой популярности.

  2. Уважаемая Светлана Александровна,

    Спасибо за развернутый комментарий. Я не хотел ничем Вас обидеть, так что надеюсь Вы простите мне некую резкость (за которую приношу свои искрение извинения). Если хотите — могу убрать все, что касается лично Вас.

    Я думаю, что нам нет смысла ссорится, так как у нас в принципе общие «противники»

  3. Я вовсе ничем не обижена. «Каждый пишет как он дышит». Но буду признательна, если Вы уберете некоторую лихость стиля — эпитет «несчастная» и «выпустили».
    Если Вы знаете, то доклад Клесова стоял как пленарный, а он сам был вписан как ведущий круглого стола. Именно действия академического «истэблишмента», как Вы выразились, сняли это полное безобразие из пленарной сессии. Более того, и из круглого стола все его сообщения должны были быть исключены. То, что его доклад состоялся рядом с нормальными генетиками и антропологами — это результат неакадемических самодеятельности радетелей богатых конференций.
    Никакой победы Клесова в академическом мире я не вижу. Он никому там не нужен. Следите за событиями.
    Я удивлена, что Вы восприняли его самовозвеличивания как что-то соответствующее реальности.

  4. Вадим,
    «Можно провести разбор полетов его методологических трюков, но я не вижу в этом особого смысла. Я внимательно изучал его «методологию ДНК-генеалогию» на протяжени нескольких лет и могу сказать, что она чуть больше чем полностью состоит из подтасовок, натяжек и присвоенных Клесовым формул. » — как раз таки имеет большой и основополагающий смысл, должно быть основой сутью всей критики.
    Если это так легко опровергнуть, то будьте добры потратьте гораздо меньше времени на чисто технические моменты, простым языком и на примерах покажите на формулах в чем ошибочность методов применяемых Клесовом (не важно у кого он их украл).
    Потому что простым людям, то есть большинству все выглядит примерно так: Клесов берет гаплотипы, берет формулы, доказывая их верность — мы то проверить не можем, может там есть ключевые ошибки, считает — показывает это наглядно не опуская расчетов, таблиц. Потом берет примеры, того как считали Животовский, его гаплотипы считает и показывает их неверность, его методом. Все на поверхности выглядит очень ясно.
    Что мешает Вам провести аналогичный разбор — как в школе, показывают как ПРАВИЛЬНО считать интеграл и пример, как неправильно посчитано, где есть основная ошибка, где автор используя быть может методы софистики или противореча основным законам математике допускает ошибку.
    Это будет куда более полезным, а все что мы видим — это просто словесное опускание без доказательств, предлагаете ли вы ПРАВИЛЬНЫЙ метод подсчета, которым все пользуется — НЕТ.
    Тогда чем Вы лучше?
    Простым обывателям надоели ваши (генетиков) склоки, вместо того, чтобы РЕАЛЬНО ПОКАЗАТЬ и ДОКАЗАТЬ верность или ошибочность того или иного метода.
    Возьмите галотипы, которым пользовался Животовский и покажите ОШИБОЧНОСТЬ господина Клесова и Верность генетика Животовского.
    Все мы будем стоя аплодировать и будем пользоваться тем математическим аппаратом, который ВЕРЕН, не важно кто его автор.
    Потому что запретить пользоваться обывателям формулами вы не можете и запретить коммерческое тестирование вы тоже не можете.
    Извиняюсь если, написал грубо и резко, но я надеюсь донес суть претензий большинства любителей генетики к генетикам, вместо пустых оскорблений, покажите на примерах и расчетах, показав это можете вдоволь еще подкрепить это ругательными словами и все скажут — ВЫ правы.

  5. Спасибо.
    Кстати, конференция вполне стала академическим Ватерлоо для шарлатана Клесова. О нем узнали и дали резко отрицательную оценку в академическом сообществе. И не только я.

    От «академического сообщества» странную роль на конференции играл ее организатор, который, насколько мне известно, не выполнил указание директора института вычеркнуть Клесова из программы и оставил его доклад на круглом столе. Вот это указание — вычеркнуть — и есть мнение академического сообщества.
    А перечить ему и оставить абсурдный доклад — это поступок не академического сообщества, а лично организатора конференции, которому что-то другое важнее, не наука и не сообщество.

    Клесова поддержали на конференции участники от Эльбрусоида. Вероятно, Эльбрусоид проводит много нужных и хороших общественно-политических мероприятий. Только при чем тут наука? Мы очаровывать Эльбрусоид, влюбленный в клесовскую логорею, не брались, и о том, что на конференции будет присутствовать значительная часть людей, не интересующихся результатами научных исследований, заранее не знали.
    Очарованным можно только посочувствовать, поскольку разбор передергиваний химического кинетика в истории появится в ближайшем будущем. Это и есть основной результат конференции — «академическое сообщество» обратило внимание на лажу.

  6. И еще. По части популяризации науки. Если бы Вы поинтересовались, то могли бы узнать, что есть хорошие популяризаторы в академической среде. Посмотрите список лауреатов премии Династии, например. И тиражи у них побольше Клесовских, и у журналистов они на расхват, желанные гости на любом мероприятии.
    И вот это вот — это из истории про мировой заговор прямо-таки.
    «определение научности часто носило политический или идеологический характер.»
    Бывает такое, особенно в России, еще финансовый характер пропустили — история с Петриком тому пример.
    Но «часто» — это надо бы подтвердить фактами, часто оно бывает или редко. Вот по моему мнению — не часто. И для меня мое мнение более весомо, как догадываетесь 🙂
    Успеха Вам в объективной критике, без привлечения конспирологии.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s